• Админ

Другие: история Ялле и Янне. Стив Ротер и Группа


Ялле была сильной женщиной. Ей было за тридцать, а поскольку в те времена средняя продолжительность жизни составляла 350 лет, она считалась ребенком. В юности Ялле возвышалась над своими друзьями и сотрудниками. В раннем возрасте : рост и необычная внешность расстраивали девочку. Ей даже пришлось перестроить дом, чтобы он подходил к ее необычному росту. Кроме необычного роста, Ялле обладала необычайной силой.


Даже несмотря на то, что быть такой сильной казалось удобно, это заставляло ее чувствовать свое отличие от других по мере своей адаптации в обществе. Ялле привыкла к замечаниям, отпускаемым по ее поводу обычными людьми. Они редко высказывались ей в лицо, но благодаря своему острому слуху она слышала, что говорили вокруг. Мысли окружающих людей были я нее очень болезненны. Она часто недоумевала, как люди могут быть так невероятно жестоки. Возможно, если бы Ялле не была такой чувствительной, то жестокость одноклассников не действовала бы на нее.


Но Ялле была очень чувствительной к эмоциям и энергиям людей, находящихся в ее поле. Будучи эмпатом, Ялле обладала способностью видеть сквозь завесу. Благодаря своему особому дару она могла видеть контракты и соглашения, заключенные людьми до прихода в нынешнее воплощение. Ялле росла, и вокруг не было никого, кому она могла бы довериться и рассказать о своем даре. Ялле научилась уходить в себя и входить в свою энергию так, чтобы защитить себя. Это было трудно, но лишь так она могла заставить жизнь работать на себя. Ялле чувствовала себя абсолютно одинокой на Планете Земля.


В 35 жизнь Ялле несколько упорядочилась. У нее появилась работа, которая требовала применения ее невероятной силы. Ялле нравилась ее работа, ибо она могла видеть результаты своего труда. Она получала удовольствие от своей работы, поскольку та дарила ей чувство завершенности, и даже несмотря на то, что работа требовала больших физических усилий, это также нравилось Ялле. Ялле работала 16 часов в день в кристальных рудниках. Ей нравилось устанавливать контакт с кристаллами. Она обнаружила, что существуют определенные силы, помогающие ей привлечь внимание кристаллов к себе.


Ялле прославилась среди сотрудников своим даром находить самые чистые и сверкающие кристаллы. Помощники Ялле обеспечивали ее всем необходимым. О ней заботились, чтобы она могла сосредоточить все свои усилия на работе. Вся обслуга уважала Ялле, а некоторые из них даже чувствовали к ней сострадание. Ялле любила свою работу, ибо знала, как общаться с кристаллами. Кристаллы, добываемые в этом руднике, часто использовались как передатчики силы, и Ялле славилась тем, что могла отыскать первоклассные кристаллы, обладающие наибольшей силой. Кристаллы никак не оценивали ее, они ведь не обращали внимания на то, что она отличается от других. Они отдавали Ялле безусловную любовь, и она наслаждалась временем, проводимым на работе.


Даже несмотря на любовь, которую она делила с кристаллами, Ялле стала замечать, что работа перестала ее удовлетворять. Ялле чувствовала ограничения своей свободы, ибо шахтеры не имели возможности говорить об обстоятельствах своей жизни. Ялле интересовала лишь страсть, присутствовавшая в ее работе. Как-то Ялле вместе с другими рабочими возвращалась домой. Оглядываясь по сторонам, она говорила: «Это и все, что есть? Неужели я не имею права на нечто большее? Должно же быть нечто большее в жизни, чем та работа, которую я выполняю. Даже несмотря на то, что я очень хорошо справляюсь со своим делом, я знаю, что я здесь для чего-то большего».


Окружающие видели, что Ялле приходится трудно. «У нас все хорошо, они заботятся о нас и хорошо относятся к нам», — говорили ей. Но Ялле оглядывалась по сторонам и видела людей, живущих на другой стороне города. Она видела, что у них есть дети, у них есть супруги, партнеры и семьи. Она жаждала этого. Ялле знала, что отличается от других, и она также желала другой жизни. Внутри Ялле была пустота, начинающая разрастаться. Больше всего на свете Ялле мечтала разделить свою жизнь с другим человеком. Она чувствовала, что, даже если она многого достигнет, ее жизнь останется напрасной, если рядом не будет человека, с которым можно будет разделить это. В своем сердце она знала, что где-то должен быть особенный человек, ждущий ее.


Однажды Ялле, как всегда, находясь в руднике, общалась со своими кристаллами. Стоял чудесный день, и вскоре она запела. Кристаллы ответили ей, засветившись ярче обычного. Хотя предполагалось, что Ялле должна работать 16 часов без перерыва, она сделала небольшой перерыв в середине дня и забрела в незнакомую ей часть рудника. Обслуживающий персонал не сразу заметил ее отсутствие, и она просто бродила некоторое время, наслаждаясь ощущением ничегонеделания и просто исследуя рудник.


Внезапно Ялле услышала позади глубокий голос, показавшийся ей странно знакомым. «Я могу помочь тебе найти дорогу? Ты потерялась, дорогая моя?» У нее захватило дух, когда она повернулась и увидела стоящего перед ней мужчину выше ее ростом. Она почувствовала слабость в коленях, ей пришлось опереться о стену рудника, чтобы вернуть самообладание. Прежде чем ей удалось заговорить, мужчина сказал: «Меня зовут Янне». Когда глаза Ялле привыкли к тому, кто находился прямо перед ней, она заглянула в глаза Янне и инстинктивно поняла, что их связывает контракт. Не говоря ни слова, Ялле и Янне вышли из рудника на солнечный свет. Оба знали о волшебстве, соединяющем их, для которого не нужны никакие слова. Янне показал ей путь к месту ее работы, и, посмотрев в глаза друг другу и произнеся всего лишь несколько слов, они условились, что будут встречаться на том же месте каждый день после работы, чтобы глубже исследовать неожиданную связь между ними.


Потребовалось совсем немного времени, чтобы они страстно полюбили друг друга, ибо контракт, увиденный Ялле и так долго ждущий своей активации, действительно существовал. Каждый день Ялле только и думала о том, как снова увидит Янне. Каждый вечер после окончания работы они встречались и говорили о своих надеждах и мечтах. Время, которое они проводили вместе, было ограничено, но именно эти минуты были самыми важными в их жизни. Они смеялись, пели, и их любовь была необыкновенно прекрасной. Время шло, и им все труднее становилось возвращаться в свои жилища. Они проводили вместе все больше времени, иногда всю ночь напролет. Ялле первая выразила свои чувства. «Я чувствую в своей груди боль, доставляющую мне столько радости, что, несмотря на болезненное ощущение, мне хочется испытывать это снова и снова». Янне сказал: «Я тоже чувствую, что моя любовь к тебе — особенная.Мы должны найти способ всегда быть вместе».


Однажды в руднике Ялле заметила, что за ней следит ее смотритель, Корлиэнн. Корлиэнн хорошо знала Ялле и относилась к ней с величайшим уважением и сочувствием. Ялле знала, что определенные правила, за выполнением которых должна была следить Корлиэнн, запрещали «Другим», таким, как Ялле и Янне, жить вместе. «Другим» было запрещено заводить детей. Ялле знала, что в обязанности Корлиэнн входило следить за выполнением этих правил. И все же сладкая боль в ее груди день ото дня усиливалась.


В тот день Ялле обнаружила, что Корлиэнн пристально следит за ней. В конце концов Корлиэнн подошла к Ялле. «Ялле, я вижу, что сегодня ты по-новому поешь песню кристаллам. Вокруг тебя какое-то сияние, освещающее этот темный рудник. Что с тобой происходит, Ялле? Я твой смотритель, но я также твоя подруга». Яме взглянула на Корлиэнн и улыбнулась. Мрак в руднике начал рассеиваться, по мере того как сияние кристаллов прогоняло тени. Ялле подумала о том, чтобы рассказать Корлиэнн о своей любви. Даже это краткое воспоминание о Янне вызвало реакцию кристаллов, все еще находящихся в стенах рудника. Ялле рассказала Корлиэнн о своей любви, даже о своем контракте, согласно которому она должна была зачать ребенка от Янне. Корлиэнн выслушала ее историю с глубокой печалью.


Когда наступила ее очередь говорить, она положила руку на спину Ялле. Поглаживая спину Ялле в области сердца между ее массивными плечами, Корлиэнн молвила: «Ялле, я знаю о любви, горящей в твоем сердце, ибо мы с мужем тоже любим друг друга. И все же закон запрещает «Другим» иметь супругов и детей. Для меня эта работа — истинное благословение, ибо она позволяет мне облегчать жизнь «Других», и сердце мое поет от радости. И все же, несмотря на данную мне власть, я не могу гарантировать выполнение твоего желания быть вместе с тем, кого ты любишь. Я скажу тебе, что в этот день впервые в жизни я чувствую противоречие между тем, кто я есть, и тем, чем я занимаюсь.


Я не верю, что есть что-либо неправильное в свете, который вижу в твоем сердце, и клянусь, что сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь изменить это. Я не буду докладывать о твоих действиях, но я также не вижу, чем могу помочь тебе». Две женщины обнялись, несмотря на то, что физически это было довольно сложно, учитывая большую разницу в их росте. Как Корлиэнн ни пыталась, ей не удалось обхватить могучее тело Ялле. Во время объятий Ялле почувствовала, что в душе Корлиэнн происходит внутренняя борьба. Ялле улыбнулась и сказала: «Спасибо тебе; Корлиэнн, за твое отношение ко мне. Есть множество людей, которые не слушают свое сердце, и я воистину благодарна небу за то, что в моей жизни есть ты». Женщины разошлись, и по щеке Корлиэнн скатилась слеза. Несмотря на то что она знала — практически невозможно изменить положение вешей — Корлиэнн в тот день решила, что громко заявит о несправедливости, разрывающей ее сердце.


Часть рудника, где работала Ялле, продолжала светиться светом кристаллов. Однажды Ялле удивила Янне вопросом о том, может ли у них быть ребенок. «Ялле, ты знаешь, что нам запрещено иметь детей. Таков закон. Но я говорю тебе: ты дала мне неописуемую силу, и если есть какой-то выход, то я найду его». Ялле улыбнулась: «Существует контракт, и ребенку во мне не терпится выйти в мир. Я чувствую девочку, находящуюся внутри меня. Пожалуйста, скажи мне, Янне, что у нее есть возможность выйти наружу».


С великой грустью Янне ответил: «Закон говорит о том, что у нас не может быть супругов и детей. Тебе известно, что длительность нашей жизни ограничена, но если то в моей власти, Ялле, я найду способ дать тебе все, к чему так стремится твое сердце». Ялле загрустила, поскольку знала, что эта тема уже обсуждалась множество раз и каждый раз Совет отклонял положительное решение. Несмотря на это Янне рассказал своему смотрителю об их помолвке. Он попросил посоветовать ему, как обратиться к Совету. Но его смотритель, в отличие от Корлиэнн, не заслуживал доверия.


Следующие несколько дней Ялле и Янне проводили вместе все время, что им удавалось выкроить, они любили друг друга, мечтали о будущей семейной жизни. Но однажды ночью их застали в любовных объятиях друг друга. Без единого слова Янне отправили на далекий рудник. Ялле разрешили остаться, потому что ее работа в кристальном руднике была непревзойденной. Теперь, когда Ялле лишили ее части, ее песни больше не звучали в рудниках. Сияние ее лица померкло, и оно покрылось рудниковой пылью. Корлиэнн засыпала прошениями законодателей, прося их пересмотреть свою точку зрения. Она была не одинока в своих действиях, ибо подобные чувства испытывали и другие смотрители. Однажды смотрители даже объединили свои усилия, желая изменить правила. Они сплотили свои усилия в борьбе за «человеческие» права «Других». Корлиэнн вела борьбу не на жизнь, а на смерть, но, к сожалению, у нее было слишком мало времени, чтобы успеть что-либо сделать до приближающейся развязки.


В конце каждого дня Ялле приходила туда, где когда-то встречалась с Янне. Их сердца по-прежнему пылали любовью, ибо они никогда не разъединялись по-настоящему. Энергия, со единявшая их, всегда была с ними, и, когда один из них уставал, слабел или терял дорогу, они заново входили в контакт с этой энергией. Даже несмотря на то, что их разделяло огромное расстояние, их любовь продолжала жить. Хотя Ялле и Янне выбрали такое место и время, где их союз не поддерживали окружающие, все же они продвинулись вперед.


Больше всего Ялле боялась, что придет время, когда ее слезы высохнут и она больше не будет чувствовать горько-сладкую боль человеческой эмоции. Ее страхи были напрасными, и эта любовь все еще жива после многих воплощений. Благодаря своему мужеству Ялле и Янне выполнили один из величайших контрактов человечества...


Вы поняли, где это происходило, дорогие друзья? Есть причина, по которой мы рассказали вам эту историю. Мы говорим вам: все случившееся реально. Эта история разворачивалось уже много раз. Нет, мы говорим не о другой планете; мы говорим об Игровой Доске Свободного Выбора, называемой вами Планетой Земля. Это было давным-давно во времени и пространстве, известном как Атлантида.


Во времена Атлантиды существовали люди, созданные с помощью генной инженерии. Эти люди были специально помещены на Землю, с ограничениями, наложенными вами. Эти существа — «Другие с Е-вибрацией» в форме «триологии» — отсутствовали в вашей игре со времени конца Атлантиды. Именно по этой причине имена Ялле и Янне оканчиваются на Е. В триологии вы не только смешали растения и животных, но также смешали технологию. Именно так с помощью генной инженерии были созданы «Другие», к которым вы относились как к существам менее развитым, чем люди.

Так почему же мы рассказали вам эту историю сейчас?


Потому что «Другие» и их «Смотрители» сейчас снова на планете.


Из книги "Добро пожаловать домой"


читать и скачивать книги Стива Ротера

Просмотров: 28
  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook
  • YouTube
  • Instagram
Свяжитесь с нами